Спецрепортаж

Один день школьного учителя

Спецрепортаж 6 окт 2014, 09:52
Один день школьного учителя

Корреспондент SmolCity вернулся в школьные будни, чтобы узнать, какой он – один рабочий день рядового смоленского учителя.


- Да эта училка совсем офигела! Домашку каждый день задает, как будто ее предмет самый важный! На уроках телефон забирает, орет постоянно – ваще блин достала! - повсеместно возмущаются школьники.

- Безответственно! Что за учителя пошли, ничего не объясняют, задают много, строго спрашивают. От тарабанили урок – и до свидания. А вот по телевизору говорили, что учитель на ученика напал! Страх какой, ребенка даже в школу отпускать небезопасно – вторит им нестройный хор родителей. 

Подобные реплики сейчас не редкость – их слышишь от знакомых и не знакомых в трамвае, на остановке, в магазине и в очереди в поликлинике. Но так ли это на самом деле? В преддверии Дня учителя мне посчастливилось провести один день в школе№ 33 для того, чтобы понять, какой он – современный учитель? И это даже не попытка «капнуть» глубоко, выведав какие-то тайные чувства и переживания из глубины души. Это просто наблюдение со стороны. 

… Как примерная ученица, прихожу за 10 минут до звонка. Буквально с угрозой для жизни (пару раз чуть не сбили с ног реактивные малыши) нахожу нужный кабинет.  Стучусь. Открываю дверь, борясь с рефлекторным «Можно войти?» и уж совсем не уместным «Извините за опоздание». Передо мной – классическая картинка с какой-то старой, доброй открытки: Просторный класс, залитый солнечным светом, учительский стол, около которого стоит учительница – скромная, аккуратная, с очень доброй улыбкой. Сразу чувствую себя комфортнее. 

- Здравствуйте, Елена, я, наверное, к вам.

Занимаю последнюю парту в первом ряду. Вместо блокнота – тетрадь в линейку. Что б ни выбиваться из обстановки. Узнаю, что по расписанию на сегодня 5 уроков – два русских языка и две литературы в восьмых классах и русский язык в седьмом. Ладно, приготовились. Ждем. 

Ждать оказалось совсем не долго. Звонок. Такая умиротворенная тишина в кабинете мгновенно рушится под натиском голосов, которые заполняют все пространство, сливаясь в однородный шум. Двое мальчишек ведут диалог через весь класс, стараясь перекричать остальных:

- Слышь, завтра дополнительное по русскому, а в понедельник – по математике.

- И че, ты на них пойдешь?

- Ну да.

- Ну ты ваще блин…

Даже звонок не сразу прерывает оживленное общение. Еще бы, первый урок, со вчерашнего дня накопилось столько новостей, столько нужно рассказать, стольким поделиться. Учитель терпеливо, со снисходительной улыбкой ждет, пока гомон немного уляжется.

- Здравствуйте, садитесь. Открыли тетради, пишем: 2 октября, классная работа. 
Урок начался. 

Первое, что бросается в глаза – это манера общения. Ученики к учителю обращаются на равных, не поднимают руку, выкрикивают с места. В выражениях часто употребляют сленг.

- Ну, этот, памятник, на площади Смирнова, - активно жестикулирует одна из девочек, - ну там, где два чувака сидят.
При этом, отвечающий спокойно может почесать ногу, вытирать руки салфетками и заниматься своими делами. Замечания, увы, малоэффективны.
 
Адекватное восприятие материала приходит где-то через 15 минут урока. Но даже для того, чтобы просто заставить учеников что-то записать в тетради, учителю нужно приложить немало усилий. Ведь в классе нужно постоянно держать внимание. Стоит сконцентрироваться на ком-то одном, остальные тут же расслабляются и отвлекаются. 
 
Пока отвечает один из ребят, по классу начинают разлетаться смешки и перешептывания.

- Что у вас случилось?

- А они моего Винни-пуха обсуждают! – и гордо демонстрирует свой рисунок. 

Однако, даже просто слушать умеют далеко не все. Елена Владимировна зачитывает описание памятника Лермонтову. Кто-то внимательно слушает, а кто-то начинает блуждать скучающим взглядом по классу. И натыкается на нового персонажа – меня. Подвергаюсь тщательному рассматриванию и обсуждению. Испытываю неловкость из-за того, что невольно мешаю ходу урока. 

Господи, сколько кипучей энергии в каждом из 16 учеников! И эта энергия готова выплеснуться каждую минуту. Единственный сдерживающий фактор – это учитель. Поэтому весь поток живости изливается на него через вопросы и комментарии. Подростки говорят много, сумбурно, одновременно и не всегда по теме.

-Какие произведения написал Лермонтов?

- Шкатулку!

- Какую шкатулку?

- Не знаю, я наобум сказал…

Какие они все разные, не похожие друг на друга. И к каждому нужно найти свой подход, достучатся, уделить внимание, постараться что-то вложить. 

Рассматривают репродукцию картины «храм покрова на Нерли»:

- А вы там были?

- А почему кругом вода?

- А как через нее добраться?

- А почему мост не построят?

Они задают какие-то простые, наивные вопросы, из любопытства. И учитель отвечает на них, пусть и отходя от темы урока. Просто это важно, чтоб вопросы не оставались без ответа.

Домашнее задание вызывает очередную бурю эмоций – нужно составить описание какого-либо памятника. И снова – шквал вопросов. Каждый торопиться спросить о своем:

- А можно про Оленя писать?

- А на Киселевке есть памятники?

Звонок. Буквально минута передышки – и уже другой класс заходит на урок. 

Большинство учителей считают, что восьмые классы – самые трудные для работы. Это тот возраст, когда одни – еще совсем дети, а другие – практически взрослые юноши и девушки. И в этом классе разница разительна. Смотришь и понимаешь: ага, это – лидер, это – модница и первая леди класса, это балагур, стремящийся привлечь всеобщее внимание.

Еле успеваю увернуться от пролетевшей мимо линейки. Однако, внимания на меня даже не обратили. 

Еще один момент, который бросился в глаза именно в этом классе – наличие гаджетов. Почти у  каждого в руках телефон, смартфон, планшет, «яблочная» электроника. Кто-то играет, кто-то слушает музыку, кто-то сидит в интернете. 

Звонок. 

Каждый урок – уникален и двух одинаковых уроков не бывает. Учитель не просто рассказывает заученный текст – он импровизирует. Для каждого класса – свой подход, который вырабатывается не за один раз. В отличие от предыдущего урока, в этом классе больше творческих, самостоятельных заданий. Здесь нужно увлечь ребят, не давать им расслабляться. Да и сами ученики более внимательны и заинтересованы. Однако, и в этой бочке меда есть своя ложка дегтя. На спокойном общем фоне ярче заметны те, кто хочет как-то выделиться, оказаться в центре внимания. Поэтому появляются выкрики с места, нагловатый тон, смех и пререкания в ответ на замечание. А учитель держит себя в руках, он должен быть спокоен и корректен.

Урок идет своим чередом. На 4 парте мальчишки пытаются удержать равновесие карандаша на пальце, на второй – турнир по какой-то игре на смартфоне. На третьей – баталии за ручку. Девочка заплетает косичку сидящей впереди однокласснице.

- Что ты делаешь?

- Косичку заплетаю! Аж из четырех прядей, смотрите, как красиво!

Никогда не знаешь, чего через минуту можно ожидать от того или иного ученика. Казалось бы, сидел парень тихо, даже несколько отчужденно. И тут задание: придумать синонимы к слову «Картина». Вариантов множество: полотно, холст, репродукция, произведение…

- Шедевр! – выдает наш тихоня. 

Во время урока учителя часто проверяют на прочность, пытаются поймать на слове, застать врасплох. Елена Владимировна зачитывает описание памятника. Перебивают ее на полуслове:

- А вы уверенны, что тот день был солнечным?

- А вы ручаетесь за достоверность этой информации?

- А откуда автор мог это знать?

Всегда поражалась ангельскому терпению школьных учителей. Я на протяжении урока вскипала несколько раз. 

Ура, наконец-то перемена! Но с классом не прощаемся. Следующий урок у них – литература. А значит впереди – 10 минут непрерывного шума и гомона. Как учителя это терпят каждый день – великая загадка. У меня голова не выдерживает и начинает раскалываться. А кому-то после этого еще и урок вести. 

Звонок. По инерции первые 5 минут урока для детей – это еще перемена. Учительница начинает читать стихотворение и постепенно все замолкают. Но не только потому, что стихи интересные и увлекательные. На кого-то после третьего урока навалился сон. И из положения «сидя», ребята переходят в положение «лежа». Соответственно, пропускают вопросы мимо ушей, отвечают наобум.

- Назовите мораль какой-нибудь басни.

- Обоз!

- Обоз – это не мораль, это название.

Учитель не злится, не ругает за невнимательность. Наоборот, старается сконцентрировать внимание, повторяет для тех, кто не понял или не услышал.

Елена Владимировна на протяжении всех уроков активно использует компьютер и проектор. Для наглядность, чтобы «разбавить» урок и не дать заскучать своим подопечным. Вот и сейчас она включает аудиопьесу по басне Крылова «Лягушки, просящие царя». Профессиональное, актерское чтение, музыкальное сопровождение – красота! Слушаю с удовольствием. Краем глаза замечаю, что на парте впереди меня девчонки играют в какую-то игру на подобии крестиков ноликов. Оглядываю класс. На парте через проход разрисовывают тетрадки, на первом ряду – идет активная переписка на бумаге, кто-то потихоньку достает телефоны… Даже как-то обидно становится. Учитель старается сделать урок интереснее, познавательнее, а со стороны учеников получает некую неблагодарность. 

Звонок. Перемена. Снова звонок. Уже знакомый мне по первому уроку восьмой класс. К концу смены ученики явно устали и уже, как говориться, «стоят на ушах». 

- Да заткнитесь вы! – прикрикивает на одноклассников одна из девчонок.

- Извините за опоздание! – мультяшным голосом пищит вновь прибывший подросток и, изображая самолет, пикирует на свое место. 

В этом классе – самостоятельная работа по всем известному «Недорослю» Фонвизина. Учитель раздает вопросы, дает задание и вроде все, можно посидеть, отдохнуть. Но не тут-то было! За все прошедшие уроки Елена Владимировна не была так собрана и внимательна. Постоянно ходит между рядами, наблюдает за своими подопечными. Ведь на войне все средства хороши. Ученики не упускают возможности что-то списать, что-то подсмотреть или у кого-то спросить. 

- Чей брат Скотинин? – Трагический шепот нарушает тишину класса. Замечание. Следующая попытка спасти «тонущих» и «утопающих»:

-Елена Владимировна, а в варианте ответа «Простакова» нужно подписывать «Госпожа»? 

Пока идет решения вопроса о дворянском титуле Простаковой, кто-то успевает подсмотреть или передать ответы. 

Тем временем делаю какие-то наброски в тетради. Замечаю, что на меня кто-то смотрит. Поднимаю голову. Юноша, сидящий впереди меня, повернулся в пол-оборота и пытается что-то разглядеть в моих записях.

- Не переживай, у меня по вашей теме тут ничего не написано.
Вздыхает. Отворачивает. 

Кто-то пытается вставить в уши наушники. 

- Что ты там слушаешь?

- Heavy metal! 

Урок подходит к концу, учительница зачитывает ответы. Каждому правильному угаданному ответу дети радуются так, как будто выиграли в лотерею. В приподнятом настроении начинают собираться. 

- Всем понятно домашнее задание?

- Да, Сэр!

- Тогда уж Мэм.

Снова звонок. Перемена. Впереди - последний урок на сегодня. Седьмой класс. Семиклассники очень сильно отличаются от восьмиклассников – они еще дети. 

Уже привыкла, что мимо меня постоянно что-то летает. На этот раз пенал. 
Звонок. 

Урок начинается неожиданно – с классической, фортепианной мелодии. Это сразу захватывает внимание школьников, которые сидят и внимательно слушают. Но есть и такие, кто зажимает уши. 

За соседней партой – очень колоритный персонаж. Мне он внешне очень напомнил Драко Малфоя – светлые волосы, острые черты лица, еле заметная усмешка в уголке рта. У него поставлено-взрослые движения, жесты. То, как он убирает челку со лба, как смотрит на не по-детски солидные часы, как общается с соседом по парте – все это отдает некой надменностью. Но ведет себя не плохо, не нагло и вполне спокойно.  

Тема урока – подготовка к сочинению по картине. Удивительно, насколько по-разному дети воспринимают одно и то же изображение. Учитель дает высказаться каждому, не загоняя видение ребенка в какие-то рамки. 

-Что вас привлекло на этой картине?

-Кусок ели!

Мальчишка очень настойчиво тянет руку, желая описать деревья на картинке. Ему дают слово.

- Деревья безлиственные! – и пауза.

- Может что-то еще добавишь?

- Неа.

- Хорошо.

- А давайте мы еще музыку послушаем, она такая красииивая… - просит кто-то на первой парте. Снова звучит музыка, под которую дети должны описать то, что им больше всего понравилось на картине.

- Небо, на нем – игра цвета, темные и светлые места. Еще оно похоже по цвету с рекой. И можно сказать, что это вторая река или наоборот,  второе небо… - очень воодушевленно рассказывает одна из учениц. 

- Ну ничего себе ты как красиииво сказала…. – с завистью и восхищением тянет ее сосед. 

- Влад, что у тебя по картине Поленова? – интересуется учительница.

- Я еще не написал…

- Ты че, Поленова не уважаешь, а? – комментирует его одноклассник. 

Прежде чем задать ученикам сочинение, Елена Владимировна потратила целый урок, чтобы настроить их на нужный лад, дать общий настрой, вызвать какие-то эмоции.

Урок окончен. Звонок. Ученики гурьбой вылетают из класса. За ними, попрощавшись, ухожу и я. Чувствую усталость, а ведь я всего лишь один день провела в школе и то в качестве наблюдателя. Я всегда считала, что труд учителя – титанический. И не только в физическом плане. Ведь учителя не со зла и не из вредности задают домашнее задание, строго спрашивают, заставляют учить. Они пытаются дать ученикам то, что знают сами, пытаются научить их, воспитать, вложить в них не только свои знания, но и частичку своей души, каждого пропуская через себя. Поэтому, пускай хотя бы сегодня, в день Учителя, эти прекрасные люди услышат в свой адрес не критику, а слова благодарности и признательности.